Гарри Тертлдав. Чудо-занудо





Выслушай же, о принц, отрывок из старинной летописи:
Свежий западный ветер гнал галеру "Транжира" прямо в гавань Заморморска. На мостике "Транжиры" стоял Гондон из Трои. Одной могучей рукой он сжимал штурвал, другой - мех с вином. Он казался ниже своих шести с лишним футов роста, ибо легкомысленные боги не одарили его выдающимся лбом. Его массивный бронзовый торс прикрывала только кожаная повязка; лицо украшали шрамы - следы бесчисленных драк (большинство которых имели место по его инициативе).
Неожиданный крен лишил грубого варвара равновесия, отчего вино выплеснулось ему в лицо. Извергнув замысловатое ругательство, он схватил тряпку - и в это мгновение таран его галеры с треском вломился в борт изящного торгового судна, стоявшего у причала.
Гондон оценил ситуацию мгновенно.
- А ну греби назад! - рявкнул он.
Таран высвободился, в результате чего корабль с шестифутовой дырой у ватерлинии мгновенно начал тонуть. Команда его развила бурную деятельность, словно блохи на брошенной в воду собаке: кто-то грязно ругался, кто-то визжал, кто-то бросался за борт.
- Что здесь творится? - возопил капитан Минц, высовываясь из каюты. - Как человек может спать спокойно, когда над головой такой жуткий треск? Блин, да меня из гамака выбросило... вот... новые кюлоты порвали, гады! - Он горестно ощупал лохмотья розового шелка. Тут внимание его привлекли вопли с тонущего судна.
- Ты что натворил, Гондон! - взревел капитан, с размаху шлепая бронзовокожего варвара по мускулистой жопе.
- Кэп, я уже предупреждал, что сломаю руку любому, кто позволит себе такое!
- С каких это пор ты стал особо чувствительным? Ладно, давай лучше посмотрим, чем можно помочь этим бедолагам, идет?
Пока Минц разбирался с мокрыми и злобными купцами, его собственная команда - Гондон в их числе - ринулась по кабакам и борделям злачного портового района. Троянец сразу же безнадежно заплутал в лабиринте Заморморских двориков и надеялся теперь только на свою интуицию варвара. Она его не подвела. Дождавшись первого же встречного, Гондон нежно обвил своей бугристой лапой его шею и задушевно прорычал в ухо:
- А ну покажь, где тут ближайший кабак, пока я тебе башку не оторвал!
Рот у бедняги беззвучно открывался и закрывался, пальцы беспомощно скреблись по стальному зажиму. Наконец Гондон догадался чуть ослабить хватку. Отчаянно глотая воздух, местный житель выдавил:
- Вон через два дома "Веселая вдова", там еще надпись над входом.
Надо сказать, Гондон не умел читать ни на одном из известных ему шести языков. Тем не менее он сказал "Спасибо, приятель!", хлопнув своего спасителя по спине с такой силой, что тот кубарем полетел в сточную канаву. Сам же Гондон решительно зашагал по улице. Чуткий нюх варвара учуял райский аромат пива.
Откинув со лба черную гриву, он вошел в таверну и плюхнулся на ближайший стул. Тот с треском развалился. Гондон поднялся с пола как раз вовремя, чтобы столкнуться лицом к лицу с разъяренной хозяйкой. Она успела выпалить только одно короткое, но выразительное ругательство, прежде чем Гондон (не страдавший избытком учтивости) отвесил ей плюху. Последняя сопровождалась чем-то, что можно было расценить как заказ: "Хочу пива и тишины! После трех чертовых месяцев плавания с кэпом Минцем мне позарез НУЖНО пива, и побольше!"
Хозяйка уползла выполнять заказ. Гондон подыскал себе новый стул, достаточно капитальный, чтобы выдержать длительное общение грубого варвара с пивной кружкой. Увы, он даже не подозревал, что за ним наблюдают со стороны. Знай же, о принц, что в те стародавние времена жил в Заморморске знаменитый маг и чародей, верный слуга Дьявола по имени Сон-Амок. Жил он в своей Башне Летучих Крыс словно паук в центре своей паутины, незримо властвуя над жизнями всех жителей портового городка.
Сон-Амок был высок и костляв, плечи имел покатые, зато черты лица - жабьи. От лысой макушки и до перепончатых лап был он покрыт кожей замечательного темно-зеленого оттенка. Его выпученные глаза были в данный момент прикованы к миске остывшего фруктового супа. "Хе-хе!" - словно прокашлял он, слизывая муху с собственной брови длинным розовым языком. Знаменитый маг обратился к своему приятелю по кличке Глотка:
- Жаль, право, что этот Гондон из Трои - пусть он и тупица - должен умереть. Но ему придется умереть, ибо, гадая на помете тысячи скворцов, узнал я, что он, и только он, обладает способностью сорвать мои черные-черные планы.
Приятель же по кличке Глотка гадко усмехнулся и просипел:
- Может, я могу помочь чем, хозяин? Вам не нужна помощь бедного старого Глотки?
- Конечно, славный мой Глотка, конечно! И я даже знаю, как ты мне поможешь. - Чародей подошел к деревянному столу в углу чертога - именно здесь он проводил самые зловещие свои опыты. Стол был усеян глазами новорожденных, лягушачьими лапками, крыльями, зубами и ушами летучих мышей и другими полезными вещами. Искусник смешал в чаше нечто розовое и пенистое и объявил:
- Смотри, Глотка, вот ОНО!
- Что "оно", хозяин?
- Оно самое! Ты, поганец, держишь в своих грязных лапах смерть Гондона из Трои!
- Ваша злосветлость, но это похоже на обычный сливовый мусс!
- И ты не прав, старина Глотка, вовсе не обычный! Пред твоими глазами - плод моего дьявольского ума, первый в мире взрывчатый сливовый мусс!
Глотка сморгнул, сглотнул и отодвинулся подальше от чаши.
- Взрывчатый сливовый мусс? И он что, хозяин, может взорваться?
- Ты смеешь сомневаться, червяк, в моем могуществе? Разумеется, может. Он еще ни разу не подводил.
- Но, хозяин, вы же сказали, что это первый...
- Побольше развешивай уши! А теперь позаботимся о транспорте. - Крючковатые пальцы Сон-Амока задвигались, сплетая замысловатый узор одному ему известного заклинания. Глотка притаился в углу в страхе перед силами, коими с такой легкостью повелевал его господин. Вспышка, клубы дыма, взмах огромного плавника - и вот на каменном полу лежит, трепыхаясь, тридцатифутовая летучая рыба.
- Хозяин, вы уверены...
- Быстрее, дурак! - вскричал Сон-Амок, вставляя в трясущуюся лапу приятеля чашу со смертоносной смесью. - Дареной рыбе в зубы не смотрят! Пока она не исчезла, седлай ее и лети в "Веселую вдову"!
Ничего не подозревавший Гондон спокойно упивался себе до свинского состояния, когда в таверну проскользнул перепуганный Глотка. На улице перед входом его крылатый конь судорожно глотнул, хлопнул жабрами и затих навеки. Гондон уперся в вошедшего мутным взглядом.
- Эй, - заявил он. - Я тебя где-то видел.
- Ну конечно.
- Тогда садись, выпьем.
Глотка осторожно поставил свою смертоносную ношу Гондону под стул, высосал содержимое кружки и выскользнул вон. Последнее, что было слышно, прежде чем Глотка устремился обратно в логово Сон-Амока, - это вопль омерзения, который оный испустил при виде оседланной рыбы, покрытой копошащимся ковром голодных портовых кошек.
С его ухода прошло совсем немного времени, когда Гондон обнаружил сливовый мусс.
- Прошиби меня сопля! - вскричал он. - Это не иначе дар богов!
Не задумываясь ни на минуту (ни даже на полминуты), он залпом проглотил содержимое чаши, плюхнулся с довольной отрыжкой на стул и потянулся было за пивом, но не успел сделать и глотка, как сработал дьявольский план Сон-Амока. Сливовый мусс взорвался.
Надобно сказать, что за время плавания на борту "Транжиры" Гондон обзавелся стальным желудком (точнее - выиграл его в кости). Поэтому вместо того, чтобы размазаться по стенам "Веселой вдовы", троянец лишь ощутил значительной силы сотрясение.
Он неуверенно поднялся на ноги и раскрыл было рот глотнуть воздуха, но вместо этого рыгнул. Сочный басовый звук эхом разнесся по городу; оглушенные птицы стаями попадали с небес. Гондон же, успокоив бунт в желудке, погладил себя по животу, сел и потребовал еще пива.
Сон-Амок, разумеется, видел все в своей волшебной миске. В ярости метался он по чертогу, визжа, обдирая в бессильной злобе многочисленные бородавки с лица и швыряя их на пол. Котел бурлил, плюясь на его лучший рабочий балахон горячими сливами.
- Как же так! - причитал чародей над кипящим варевом. - Клянусь серой ушей Херама, повелителя мелких пакостей, Гондону не уйти от меня!
Троянец все еще отходил от последней катастрофической отрыжки, когда рядом с ним возникла загадочная фигура, закутанная в темный плащ. С впитанной с материнским молоком подозрительностью варвара Гондон прорычал:
- Эй, уж не принес ли ты мне такую же порцию сливового мусса, как тот парень? Что ж, мусс был неплох!
В ответ раздался нежный, печальный голос:
- Я не знаю ничего о сливовом муссе, господин. Я лишь ищу великого воина, Гондона из Трои. Вам не приходилось слыхать о таком?
Брови гиганта сдвинулись в явном мыслительном усилии.
- Слыхал я где-то это имя... Погоди-ка... Ба, да это ж я!
- Неужели! Тогда вам надо поспешить со мной, и быстрее, ибо моя госпожа в опасности!
- Куда это поспешить? Я и в порт-то обратно дороги не знаю.
Незнакомец откинул капюшон и оказался хорошенькой девушкой. На ее лице читалось отчаяние. Девушка поднялась, молвя:
- Иди за мною, о герой. Моя госпожа, принцесса Заморяна, попала в беду, и только такой герой, как ты, может помочь ей.
- Как ты говоришь, Заморяна? - Шкодливые мысли носились в голове у Гондона словно свиньи в огороде: если уж такова служанка, то какова тогда госпожа? - Ну конечно, детка! Веди меня к ней! - Он потянулся к кошельку (подарку капитана Минца), но девица хладнокровно стащила с руки золотой браслет и положила его на стол.
Сон-Амок в это время хихикал в своем убежище. Он поспешил к книге заклинаний и торопливо перелистал страницы. Убедившись, что заклинание выбрано верное, он захлопнул книгу и начал действовать.
Быстро смешав философский камень (моча, подумал он, в данном случае лучше желчи), жабьи язычки, петрушку, саго, розмарин и белый корень (соль и перец добавлять по вкусу), он пару минут потушил все на среднем огне, смешал с дешевым портвейном и произнес заклинание, после чего обессиленно рухнул на ложе из гвоздей.
- Наконец-то! Теперь этому троянцу не поздоровится!
Внезапно прямо перед Гондоном разверзлась яма. Служанка Заморяны с криком отпрянула, но грубый троянец попросту схватил ее в охапку и перепрыгнул на другую сторону.
- Тоже мне ужасов напридумали, - только и сказал он.
Ощерив в приступе ярости нечищеные зубы, Сон-Амок швырнул в пылающую печь годовой запас консервированной драконьей крови, два тома магических заклинаний и наполовину использованного гнома. Из-под его шлепанцев разбегались маленькие сороконожки.
Служанка и Гондон попали во дворец через потайную дверь в заросшей плющом стене. Они шли и шли сквозь бесконечные анфилады темных залов. У моряка устали ноги; если бы он только знал, как выбраться из дворца, он бы наверняка отказался от этого рискованного мероприятия. Наконец они остановились у большой дубовой двери. Наказав Гондону ждать, служанка захлопнула дверь перед его носом, и он вынужден был подчиниться.
Через несколько минут служанка вернулась.
- Теперь иди за мной, - сказала она.
Варвар последовал за ней более чем охотно, ибо она сменила бесформенный плащ на полупрозрачную рубашку, почти не скрывающую грудь, зато подчеркивающую округлые ягодицы. Впрочем, когда он попытался прижать служанку к своей волосатой груди, она ускользнула с ловкостью, говорящей как об огромном опыте, так и о хорошо намасленной коже.
Она привела его к украшенной самоцветами двери, но войти опять не разрешила.
- Это личные покои ее высочества принцессы Заморяны. Правила этикета запрещают ей выйти к нам. И все же внутри тебя ждут все приспособления, что могут понадобиться тебе для помощи Заморморью.
Собственное же приспособление Гондона возбуждалось настолько, что начало недвусмысленно топорщить кожаную повязку; он одернул повязку и вошел в будуар принцессы Заморяны.
Мерцающий свет лампад освещал покои неописуемого великолепия. Стены были увешаны гобеленами, изображающими мужчин, женщин и различных животных во всех мыслимых и немыслимых любовных позах. В центре комнаты стояло огромное круглое ложе, заваленное подушками, шелками и мехами. Троянец блаженно растянулся на нем.
- А теперь, моя маленькая устричка, - обратился он к служанке, - что я могу сделать для тебя лично?
- О Гондон, ты должен стать спасителем моей госпожи! - вскричала она. - Только ты один можешь спасти Заморморье от страшной участи. Злобный чародей Сон-Амок ("Вот это верно", - фыркнул колдун, наблюдавший всю сцену в миске фруктового супа) держит в своей темнице жениха принцессы, Илагабалуса, и добивается от ее отца, короля Филобустроса, ее руки. Неисчерпаемые запасы золота, добытые черной магией, дают чародею возможность подкупить каждого, кто мог бы прийти ей на помощь.
("Как глупы эти смертные, - подумал Сон-Амок. - Вот уж золото делать проще простого".)
- Гондон, - продолжала тем временем служанка. - Ты должен спасти Илагабалуса из ужасного плена. И тогда королевство исполнит любое твое желание!
- А чего делать-то? - переспросил он, не в силах сосредоточиться из-за шаловливых мыслей, блуждавших в голове.
Она же как будто не замечала его горящего взора.
- Если Илагабалус спасется из Башни Летучих Крыс, они с Заморяной смогут пожениться и спасти королевство от злой участи, уготованной ему колдуном. Жрецы и прорицатели указали на тебя как на единственного, кто может спасти его, если ты согласишься.
- Согласен! Согласен!
- Да, - вздохнула служанка, - принять такое решение не раздумывая может только кретин или герой. В Башню Летучих Крыс легко войти, но выйти живым стократ труднее. У нас есть только невнятные рассказы умирающих, выброшенных из окон башни на камни. Однако достоверно известно, что на самой вершине Башни Летучих Крыс обитает непобедимое Чудо-Занудо, и, не убив его, невозможно спасти Илагабалуса. Поможешь ли ты Заморморью в час нужды, о Гондон? И сделать это предстоит немедля, ибо, если до завтрашней зари Илагабалус не окажется на свободе, король Филобустрос завтра же вынужден будет отдать руку моей госпожи Сон-Амоку.
Рука принцессы мало интересовала Гондона, но, если она хотя бы походила на свою прислугу, игра стоила свеч. Правда, это было небезопасно, черт возьми. Он заколебался, но лишь на мгновение - инстинкт самосохранения у него, как у истинного варвара, отсутствовал начисто.
- Я сделаю это!
Служанка в первый раз улыбнулась Гондону. Она наклонилась и страстно поцеловала его.
- Благородный Гондон! - сказала она, уклоняясь тем не менее от его рук. - Теперь, когда королевство на краю гибели, нельзя терять ни минуты. Слушай же внимательно, ибо я могу помочь тебе советом...
Часом позже Гондон стоял перед Хмурыми Вратами крепости Сон-Амока. Он и сам хмурился, пытаясь вспомнить хоть один совет.
Долго ли, коротко ли, но Гондон, миновав печально известные Тринадцать Ступеней (сложенных из костей и черепов девственниц в возрасте не меньше семидесяти трех лет, что само по себе заслуживает отдельного рассказа), оказался у входа в Башню Летучих Крыс. Безрезультатно поискав молоток (голова его была занята мыслями о принцессиной служанке), он стукнул по двери кулачищем.
Молчание было ему ответом.
Он выхватил свой могучий топор и начал крушить дубовое полотно и стальные скобы. Неожиданно над дверью открылось потайное окошечко, из которого на него воззрился глаз Глотки.
- Что ты делаешь, кретин? Ты что, надписи не видишь?
- Какой такой надписи?
- У тебя под ногами, козел!
Гондон наклонил голову.
- Что здесь написано, "Добро пожаловать"? - удивился он.
- Нет, тупица. Надпись гласит: "Убирайся!" Вот и убирайся. - И Глотка захлопнул окошко, оставив варвара в полном недоумении. Гондон вымолвил что-то непечатное и возобновил приступ.
- Никого нет дома! - вновь появился Глотка.
- Так что ж ты сразу не сказал? - обиделся Гондон. Он двинулся было вниз по ступенькам, но остановился и вернулся к дверям. - А мне плевать, дома ты или нет. Я иду!
От следующего удара топора во все стороны брызнули щепки.
- Что ты себе позволяешь, дурак? - возопил Глотка. - Клянусь адами семнадцати различных миров, это уж слишком. Кто ты?
- Я это... того... Гондон из Трои, и если ты не уберешься с дороги, я и тебя в лапшу изрублю! - От очередного сокрушительного удара дверь рухнула, и Гондон ступил в башню. Глотка с криком удрал.
Ну что ж, троянец одолел мрачную лестницу Башни и оказался в помещении, которого любой здравомыслящий человек постарался бы избежать любой ценой - в логове Чуда-Зануда.
Знай же, о принц, что, хотя Чудо-Занудо давно уже исчезло с лица земли, его потомство живо: торговец, без устали восхвалявший мнимые достоинства завалящего раба, маг-недоучка, пытающийся убедить каждого в своем всесилии, или вот хоть твой министр финансов... Но Чудо-Занудо, о принц, превосходило их всех, вместе взятых, настолько же, насколько ваше сиятельство превосходят благородством нас, ничтожных смертных. Ибо эта давно сгинувшая тварь могла мусолить одну и ту же мысль без конца, пока самые могучие из могучих рыцарей не засыпали, становясь ее легкой добычей... покорно прошу извинить меня, о принц, ибо даже мысль об этом чудище заставляет меня зевать. Короче говоря, любой болван, имевший неосторожность попасть в эту берлогу, был обречен так же, как птичка, оцепеневшая под парализующим взглядом кобры. Вот там-то и очутился наш троянец.
Поначалу он не заподозрил опасности: темница казалась совершенно пустой, если не считать кучки грязных шкур в углу. Чудовищной вони, стоявшей в помещении, Гондон не придал значения. Точно так же не обратил внимания он и на груду мумифицированных тел у входа - то были останки героев, отважившихся ворваться сюда и околдованных занудством чудища. Форму же свою они сохраняли из-за невозможности даже разлагаться в такой вони.
И зловещий бесцветный голос обратился с тем же выражением к троянцу. Если верить преданию, Чудо-Занудо говорило о своем ревматизме, но так монотонно, таким бесцветным голосом, что слова теряли всякий смысл, а нижняя челюсть сама отвешивалась в чудовищном зевке. Сон-Амок же в своем чертоге смотрел, хихикая, как мерзкая тварь околдовывает несчастного варвара.
Веки Гондона начали слипаться. Но, незаметно для него самого, веки Сон-Амока - тоже! Ибо никогда еще великий колдун и чародей не наблюдал, как Чудо-Занудо забавляется со своими жертвами, и сам он оказался беспомощным перед его занудством. Он тихо всхрапнул и упал мордой в сливовое пюре.
И так уж случилось, что Гондон оказался более стойким к черному занудству стража бедного Илагабалуса. Он забыл все советы служанки, забыл и маленькие белые пилюли, изготовленные для защиты от Чуда-Зануда магом-ренегатом по имени Амфет-Амин. Но собственных сил его оказалось куда больше, чем можно было ожидать. С одной стороны, он, как любой варвар, часто охотился на диких чудищ в лесах дикой родины; с другой - как любой варвар, терпеть не мог ораторского искусства. Ибо сам он с трудом мог связать три слова подряд, а слушать чужое красноречие было для него хуже горькой редьки. Так вот, подавив зевоту, он повернулся к Чуду-Зануду и поднял топор:
- А ну заткнись!
Но чудище никак не могло поверить в то, что его ораторский талант пропадает впустую. "Также и отвар редиса в соленой воде помогает, будучи приложенным к суставам, но ненадолго..." - продолжало вещать оно.
- Хватит! - рявкнул Гондон, и его топор рассек зловонную серую плоть Чуда-Зануда. Вопль, изданный последним, никак нельзя было назвать усыпляющим, но снова и снова поражал Гондон ненасытную тварь. И наконец топор вонзился в самую сердцевину Чудина Занудства. Клубы зловонных газов заполнили помещение; с предсмертным воплем Чудо рухнуло замертво, а рядом рухнул Гондон.
Когда он очнулся, голова его раскалывалась - отчасти от испущенных Чудом газов, отчасти от тяжелейшего похмелья. Стеная, поднялся он на ноги; даже царивший в логове Чуда-Зануда полумрак больно резал ему глаза. А из-за толстой дубовой двери, у которой лежали останки Чуда, доносился чей-то голос: "Кто пришел спасти Илагабалуса?"
Не без усилия поднял варвар свой топор и начал крушить эту последнюю преграду (то, что он наносит ущерб чужой собственности, его нимало не беспокоило). Пока он прорубался через толщу дубовых досок, чья-то бледная исхудалая рука просунулась в щель и повернула дверную ручку. Незапертая дверь распахнулась, и Илагабалус вышел на свободу.
Это был изящного сложения молодой человек, облаченный в шелк (точнее, теперь это были шелковые лохмотья). Из шелка же была и повязка на его глазах, ибо был он слеп как крот.
- Отважный сэр, - произнес он, протянув руку по направлению к Гондону. - Поздравляю вас, хоть и не имею чести быть с вами знакомым. Воин, устоявший перед магией Чуда-Зануда, должен быть настоящим героем. Знайте же, мой герой, что вы спасли Илагабалуса, принца Гипедермии и будущего супруга принцессы Заморяны. - Тут он сделал вежливую паузу, давая своему спасителю возможность представиться.
Однако познания Гондона в области дворцового этикета были минимальными. "Идем!" - крикнул он, хватая принца за руку с такой силой, что тот упал. С трудом поднявшись, Илагабалус поспешил за троянцем на волю.
На другом конце Башни Летучих Крыс Глотка вбежал в чертог Сон-Амока и застал своего господина храпящим в сливовом пюре.
- Проснитесь, ваша злосветлость! - возопил он.
- Что-о-о? - Сон-Амок приподнял голову и облизал лицо своим длинным розовым языком. Придя в себя, он бросился к волшебной миске, ожидая увидеть Гондона таким же неподвижным, как он сам минуту назад. Вместо этого глазам его предстали Гондон и Илагабалус, спускающиеся по Тринадцати Ступеням.
- Во дворец! - вскричал Илагабалус, опьяненный свободой.
Сон-Амок проклял Гондона так замысловато, что у Глотки даже скрючились когти на ногах. С пылающими яростью лягушачьими глазами метался чародей по библиотеке в поисках заклятия, достаточно сильного, чтобы справиться с троянцем.
Охрана у дворцовых ворот, не веря своим глазам, смотрела на приближающуюся к ним странную пару.
- Митрандир! - вскричал их капитан, забыв, в чьем произведении находится, и угрожающе поднял копье.
Острый слух Илагабалуса узнал голос офицера.
- Ты узнаешь меня, Фаэкс? - воскликнул он. - Это я, Илагабалус, спасенный из дьявольских темниц Сон-Амока!
Фаэкс окинул взглядом слепого принца.
- Будь я проклят, если это не ты, - согласился он. - Ну что ж, это важная новость! - Он повернулся к одному из своих воинов: - А ну, Клюнис, шевели задницей! Беги к принцессе и скажи, что вопреки всем предсказаниям и пророчествам ее женишка освободили!
Сон-Амок нашел наконец фолиант, который он искал: толстенный, с надписью "Тайны с'те-роР". Он торопливо перелистал страницы и наконец нашел нужную. Подняв книгу высоко над головой, он громовым голосом выкрикнул: "1014.7!"
Злобная орава демонов, чертей, дьяволов, дьяволиц и дьяволят, сатанят, дивов (зороастр.), шедусов (библ.), гейров (шотл.), злобных духов, гадких духов, грязных духов, адских упырей, адских нетопырей, инкубов, суккубов, джиннов и джинних (или джиннесс), ведьм, вурдалаков, леших, кикимор, злых гениев, ифритов, баргестов (впрочем, даже Сон-Амок плохо представлял себе, что такое баргест, но вызвал их на всякий случай, и они явились), троллей и гарпий вырвались из недр Башни Летучих Крыс. Башня скрипела и визжала, страдая от переизбытка плохих метафор; вой, рев, рык и какие там еще звуки издают баргесты вихрем неслись по улочкам Заморморска следом за Гондоном. Те из горожан, что имели несчастье увидеть их, исчезли, по большей части навсегда.
Во дворце тем временем трубили фанфары, сообщая миру радостную весть. Заглянув в зал приемов, Гондон увидел спешившую к нему принцессину служанку. Глаза ее радостно сияли. Гондон раскинул руки и попытался схватить ее, но служанка с грацией балерины уклонилась от его объятий и преклонила колено перед Илагабалусом.
- Добро пожаловать, ваше высочество, от имени моей госпожи, принцессы Заморяны! - Она оглянулась. - Принцесса уже спешит вам навстречу.
Стражники склонились в низком-низком, до мраморного пола поклоне. Гондон же, не отягощенный условностями дворцового этикета, в ужасе смотрел на надвигавшуюся на них гору мяса. Заморяна колыхалась, переваливалась и тряслась, как слой желе на куске холодной ветчины. Тело ее выпирало из любого отверстия в одежде, словно пятифунтовая сарделька, по ошибке сваренная в оболочке от трехфунтовой.
- Миленок! - вскричала она, увидев своего жениха, голосом, обладавшим мелодичностью вороньего карканья. Тут уж Гондон, как истинный варвар, не удержался от комментария:
- Эй, малый, тебе, можно сказать, везет, - "сообщил он Илагабалусу. - Мог бы ты видеть, ты бы уж улепетывал отсюда, точно говорю!
Все головы в зале как по команде повернулись к варвару, потом к принцессе. Ее необъятный палец уставился в него.
- Убейте его! - взвизгнула она. - Убейте его, убейте его, УБЕЙТЕ ЕГО!!!
- А ты помолчи, дура! - вежливо сказал Гондон, и Фаэкс замахнулся на него копьем. Движимый исключительно рефлексами, троянец отпрыгнул в сторону и с силой опустил обе руки на шею капитана пониже затылка. Фаэкс, с грохотом выронив копье, кулем рухнул на пол. И Гондон, продолжая действовать рефлекторно, схватил служанку Заморяны, перекинул ее через плечо и бросился на улицу, а сотня стражников - за ним.
Если бы хоть у одного стражника был лук, троянец был бы обречен, но у них были только мечи и копья. С дыханием, булькающим в горле, и служанкой, булькающей что-то ему в ухо, он завернул за угол, опережая стражу всего на пару шагов. И тут же, огласив воздух воплем ужаса, повернул обратно и бросился навстречу стражникам. Но тем было уже не до Гондона: за ним неслась кошмарная орда, вызванная заклинаниями Сон-Амока.
Любопытно, что про Гондона забыли обе гнавшиеся за ним стороны. Они схлестнулись с разбега. "Демоны, черти, дьяволы, дьяволицы и дьяволята!.." - вскричал один солдат. Он бы поименно назвал всех, но в этот момент его убил див. Другой, более сообразительный воин уложил целый эскадрон джиннов одной бутылкой вермута. Трое леших как бешеные отплясывали по всему полю боя. Непосредственного урона противнику они не нанесли, однако оказывали на него деморализующее действие.
Отчаянно чертыхающийся стражник схватился с чудищем.
- Кто это? - удивился один из его товарищей, рубившийся с гарпией.
- Баргест, - ответил солдат (хоть кто-то знал это чудище).
- Ну что ж, закажи ему выпивку! - крикнул третий. Секундой позже горло ему перегрызла кикимора, и рядом не было никого, кто сказал бы, что баргест выпивки не заслужил.
Оказавшийся в самом центре схватки, Гондон пробивался к тылу. Он почти вырвался, когда перед ним вырос ифрит. Служанка Заморяны вздрогнула и лишилась чувств, когда чудище протянуло когтистую лапу к троянцу с рыком: "Эй, ты похож на мою кузину. Ты, часом, не из Дарфурдадабада?"
- Нет, мои родичи живут по эту сторону Стикса, - ответил Гондон.
- А... Извини, парень. Хоть ты на нее чертовски похож. - Ифрит повернулся и снова бросился в гущу сражения.
По счастью, поблизости был привязан жеребец. Гондон прыгнул на него, изо всех сил огрел по бокам и галопом устремился к городским воротам. Послышалось несколько возмущенных возгласов, но стража все еще была занята, сцепившись в последнем смертельном объятии с порождениями тьмы. И постепенно звуки битвы остались позади.
Стража у ворот также не остановила троянца. Впрочем, грубые варвары с перекинутыми через луку седла девицами встречались в те времена (если верить преданиям) гораздо чаще, чем теперь.
Когда Гондон остановил жеребца, служанка уже очнулась и извивалась, пытаясь освободиться. Город остался далеко позади. Дорога пролегала по местности почти неописуемой красоты. Высокие стройные сосны эффектно рисовались на фоне заката, малиновки и кузнечики допевали последние сонные песни угасающего дня. И прямо у обочины начиналась лужайка, поросшая мягкой изумрудной травой.
Довольно улыбаясь, Гондон спешился и осторожно опустил на землю девушку. Положив руку на ее нежное плечо, он повел ее к лужайке.
Она врезала ему по яйцам.
Троянец все еще катался по земле, когда она вскочила на жеребца и, пришпорив его, поскакала обратно в Заморморск. Через несколько минут он смог сесть. Он попытался посмеяться над собой и подойти к случившемуся философски, однако ему было больно и плохо думалось. Вместо этого он уполз в кусты, где его и стошнило.


Если бедные неподготовленные читатели сочтут этот рассказ плодом больного воображения, пусть они знают, что не одного, а двух. Свою долю ответственности за содержание должен нести мой старый друг Кевин Р.Сэндз, с одной стороны, и Ангейзер-Буш Корпорейшн - с другой. Обыкновенно я не работаю со стоящим на столе ассортиментом напитков. В противном случае получается что-то вроде этого.
Гарри Тертлдав. Чудо-занудо